Тетис картинки

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Обратная связь Розничная сеть Магнит АО Тандер


картинки тетис

2017-10-21 17:27 Стадион назвали в честь самой высокой горы в окрестностях Сочи, гора эта носит название Фишт Донской сфинкс очень молодая порода кошек, её история началась в 1986 году




Одна женщина решила сыграть в лотерею. Она подходит к продавцу лотерейных билетов и говорит: - Хочу сыграть, но не знаю, с каким номером выбрать билет, вы мне не поможете? - Конечно, почему нет. Ну, например, скажите мне: сколько раз вы выезжали за границу? - 4 раза. - Отлично, значит, первая цифра будет 4. Теперь скажите мне, сколько у вас детей. - Двое. - ОК, вторая цифра будет 2. А сколько книг вы прочитали в этом году? - 5. Продавец записывает пятерку и продолжает: - Сколько раз в месяц вы занимаетесь сексом с мужем? - Послушайте, вам не кажется, что это слишком личное? - Это да, но вы хотите выиграть или нет? - Хорошо, хорошо, 2 раза в месяц. - Отлично. А теперь, раз у нас установились доверительные отношения, скажите, сколько раз в жизни вы изменяли мужу? - Знаете что, молодой человек, я не гулящая девка! - Хорошо, хорошо, не сердитесь, значит, ни разу, так что последняя цифра будет 0. Итак, номер вашего счастливого билета: 42520. Через несколько дней женщина покупает газету с результатами тиража, и, увидев, что выиграл номер 42527, с досадой произносит: - Говорила же мне мама, что врать нехорошо!


Слабый пол - а сколько сил отнимает!






Вредный совет депутату Государственной Думы Имярек (подражание Г.Остеру) Если в Думе Черномырдин, или нет, не Черномырдин, А, всего скорее, Строев, или даже Маслюков Не проходит во премьеры ни в четверг, ни в понедельник. И во вторник и в субботу не проходит ну никак, Вы к народу обратитесь и скажите «Мне не жалко Ни мандата, ни квартиры, ни зарплаты, ни Сочей! Я за Родину родную обо#рать меня позволю Избирателю любому, пусть он даже и еврей, Но с учетом обстановки и в связи с похолоданьем, Принимая во вниманье курс рубля и мой бронхит, Исходя из точных данных, что всему виною НАТО, Клинтон, Коль, ЦБ, ЮНЕСКО, МВФ, Саддам Хуссейн, Никакому президенту, олигархам и Татьяне, Березовскому и Вале, ОРТ и НТВ Не позволю изгаляться над избранником народным, Не позволю я глумиться над парламентом страны. Если все же кто захочет у меня забрать зарплату, И машину с кабинетом, и квартиру, и мандат, Я импичментом отвечу, прямо в суд пойду Верховный, Запалю я бунт народный от Москвы и до Курил! Вот тогда меня заметят nелевиденье и пресса, Вот тогда меня оценят Лебедь или там Лужков… А пока - все на спасенье демократии и Думы! Пусть народ меня поддержит, РАСПУСТИТЬ МЕНЯ НЕ ДАСТ!»


Хотел бы я с ангелом-хранителем познакомиться. Посидеть по-человечески и между рюмкой-другой выспросить подробности его трудового договора и должностной инструкции. Узнать хочу - есть у них выходные и отгулы за круглосуточную работу, ходят ли они в отпуск, или у них вахтовый метод "без проездных"… Колька сидел на подоконнике открытого окна своей квартиры на пятом этаже и держал в руках орущее чудо японской техники – большой, тяжелый и двухкассетный магнитофон, привезенный ему из Сингапура. За окном стоял летний вечер и много чего еще красивого, но Кольку это все интересовало мало – он смотрел на танцующих "одногрупников" своей будущей жены Галки. Нет, повод-то для танцев, конечно уважительный - Галкина группа вечернего факультета, наконец-то закончила мучить преподавателей своими знаниями и, получив заветные "ромбики", решила их обмыть. Тем более что Галка еще три года назад клятвенно обещала как только, так сразу и отношения оформить и детишек нарожать. Там, как получится, но штуки две с гарантией. - Коля,- обратилась, к нему, раскрасневшаяся от танцев Галка, - слезь с подоконника и магнитофон отдай, а то уронишь. - Не тронь! - хотел было ответить Николай, но не успел. Цепкие Галкины руки забрали двухкассетник, мелькнули подошвы кроссовок и Колька выпал из окна. Молча. Орала только Галка. Не ожидавшие такого окончания праздника однокурстники, немного потолкавшись в дверях, высыпали на улицу. Колька сидел на большой куче мягкого торфа, заботливо приготовленной мосзеленхозом, для завтрашнего разбрасывания. И улыбался. - Коль, ты живой? – спросила Галка, ощупывая будущего мужа и не веря своим глазам и неожиданно свалившемуся из окна своему счастью, - Чего болит? То ли Колькин ангел-хранитель, вовремя пролетая мимо, успел его подхватить и опустил на торф, то ли это сделали густые ветки дерева - не ясно. Но повреждений не было. Ну, не считать же большим ущербом, начавший наливаться красным синяк по форме напоминающий человеческую пятерню, что говорило в пользу хранителя или тройку-другую царапин, указывающих на дерево. Николай был раздет, осмотрен и ощупан всеми. Чтоб несколько унять боль от синяка его положили в ванну с прохладной водой. На специальную доску, на которую советские люди ставят в ванной тазы при стирке, поставили лафитник, водку, два блюдца с огурцами и с салатом. Галка уселась рядом на табуретке – заглаживать вину участием. В дверь позвонили. - Это у вас людей из окон выбрасывают? – спросил, не поздоровавшись, милицейский капитан и шагнул в квартиру, не дождавшись приглашения. За его спиной маячили двое "в штатском" и еще двое в белых халатах. Как оказалось, Колькин полет не остался незамеченным для жильцов дома. Сердобольная старушка, соседка снизу, решила, что Колька не заслуживает легкой смерти за сорванные им бельевые веревки, а за вечерние шум, топот и крики, достоин еще и помучиться – она вызвала скорую. Врачам, видимо, было скучно – они вызвали милицию. Милиционерам тоже было скучно, вот только вызывать им было уже некого – МЧС еще не существовало, а пожарные, наверняка, ушли в отказ по причине отсутствия огня. - Где тело? – задал капитан второй вопрос, взглядом, пообещав присутствующим, лет по пять тюрьмы за сокрытие преступления. - Здесь тело, в ванной лежит, - сказала Галка, указывая направление. - Кто разрешил убрать? – капитан запнулся. Увиденное им тело жевало соленый огурец. - Василич, ты чего приперся? – спросило тело, дожевав и признав участкового, - Водку будешь? - Буду, - выдохнул участковый, - А труп где? Выяснив обстоятельства, откушав грамм по сто, милиционеры откланялись, оставив врача и водителя скорой. - Все вроде в норме, - заявил врач, осмотрев и выслушав несостоявшегося покойника, - Только знаешь, я как медик рентгену верю больше, чем ангелам-хранителям. Одевайся и давай до "Склифосовского" съездим, ну хоть одно ребро-то должно было сломаться. Приемный покой "склифа", куда привезли Николая и Галку, был на редкость безлюден. Кроме Коли и еще одного мужика лежащего на каталке в ожидании результатов рентгена никого и не было. Пока врачи рассматривали снимки, пациенты разговорились. - Мужик, чего с тобой? - спросил Николай, разглядывая соседа. - Да, шел домой, споткнулся о бордюр, какая-то сволочь фонарь разбила. Темно. Говорят, что две ноги сломал. А у тебя чего? - А я из окна упал… Разговор был прерван появившимися докторами. - Значит так, - сказал один из них, - У Вас, молодой человек, кроме ушибов ничего. Вы можете идти. А вот у Вас проблемы – кость раздроблена. Попробуем собрать. Сейчас прооперируем. - Слышь, парень, а ты с какого этажа-то падал? С первого? – с надеждой спросил мужик с каталки, толкаемой к лифту, - ты скажи… Но Колька промолчал, чтоб не расстраивать. Было бы интересно взглянуть на должностную инструкцию своего ангела-хранителя. А может и не надо?